Избранное

Сегодня покидаю вас.
Слова наполнены прощаньем

И обещанье обещаньем,
Но кто поручится из нас,
Что будем те же, будет тоже.
Сегодня молодость пригожа,
А завтра дождь и снегопад,
И нет, увы, пути назад.

Кружили нас любви приливы
И дружба грела как вино,
Но расставанье решено,
Я оставляю вас красивых.
Как после чудного кино,
Спускаюсь в серое сегодня.
На всё, конечно, перст Господний
И порицать его грешно.
Я раб, который верно служит,
А кровь бурлит, а сердце тужит.
***

Атланты и кариатиды

Раз, бросив подпирать портал,
Атланты удалились на собранье,
Кариатид ни кто не вызывал,
Заботились о сохраненье здания.

Прошли года. Атлантов след простыл,
Наверно, подались на повышенье,
А слабый пол, приставив к стенке тыл,
Удерживает тяжкое строение.

Не потому что передовики,
Они на благодарности не падки.
Им век не помогали мужики,
Стояли в промежутках для порядка.

И толка чуть, ну так по мелочам,
Хоть, верно, согревали по ночам.

***

Размолвка

Ты помнишь, вешняя вода
На свет рванулась из-под снега,
Преодолев твердыню брега,
Топили реки города.

Земля в агонии дрожала,
Она вздымалась и трещала,
И лава жадная текла,
Живое, мёртвое жрала.

Кончался свет. По небу тучи
На землю пеплом не дождём.
Как живы мы!? Чего же ждём!?
Зачем себя страданьем мучим!?

Давай обнимемся с тобой
И грянем в лаву головой.

Но, чу. Как будто твердь застыла,
И лава медлит и шипит,
И, потеряв в разливе силу,
Огромной лужей речка спит.

Природа робко оживает,
И путник больше не гадает,
Какое зло его убьёт,
И благодатный дождь идёт.

Фу, пережили. Миновало.
Ну что же, всё начнём сначала.

***

Влюблённому следователю

Не трогайте. Ему совсем не сладко.
Он следствия никак не завершит.
Как заболел, то холодно, то жарко,
Всё бродит в тайниках своей души.

Закон нарушил. Деве правосудья
Повязку беспристрастья с глаз сорвал,
И сам судил, и сам себя карал,
И сам прощал, и мы ему не судьи.

Он бьётся словно рыба в неводах,
Судьба его испытывает круто,
А тут же рядом чистая вода
И выбраться всего одна минута.

Но ищет он решенья своего,
Которого никто не понимает,
А годы мчат, а время тает, тает,
Взамен не оставляя ничего.

Путь всё короче, прошлое длинней,
Перебираю чётки дат минувших.
Становимся и старше, и умней,
Но всё не разберёмся в наших душах.

***
Вновь прохладен и сумрачен зал,
Вновь листвою окно затянуло,
И зелёное платье мелькнуло
Или ветер в ветвях пробежал.

Листья с нежностью гладят стекло,
Листья слёзы дождя утирают,
То старинную песню играют,
То о чём-то вздохнут тяжело.

Терпкой зеленью греет вино,
Терпкой зеленью голову кружит,
Разгоняет зелёную стужу.
Вечереет, темнеет, темно.

Видно всё померещилось мне,
Платье где-то мелькает далёко.
В небе бродит луна одиноко,
Отражаясь в зелёном вине.

***

Когда читают стихи

Когда душа поёт, не надо ей услад,
Для радостных стихов не существует.
Но счастье грянет и минует,
Затоптан луг, заброшен сад.

Уходит тот, кто всех дороже,
Дожди и ветры студят грудь,
И ты не хочешь и не можешь
Ни обогреться, ни уснуть.

В тоске бессонными часами
Над грустной строчкой слёзы лей,
Читай стихи, дыши стихами,
Чужую боль смешай с своей.

Ищи надежды и покоя
Средь шелестящей тишины
До счастья будущей весны.
Оно придёт — читать не стоит.

***

Ссора

Вам нужен, главное, покой,
Вам служат правила и ГОСТы,
Хороший кто и кто плохой
По ним понять довольно просто.

Таблица для деяний есть,
В ней всё разложено по полкам,
Что пить и есть, где лечь и сесть
И кто товарищ брянским волкам.

Вам хорошо стоять в строю,
Проблемы вас не настигают.
Я на семи ветрах стою
И каждый раз пути не знаю.

Но если б я дорогу знал,
Всё наперёд решил и взвесил,
Верёвку где-нибудь достал
И на суку себя повесил.

Прекрасен мир. Всё ново в нём.
Все ощущенья незнакомы.
Ну, что же, оставайтесь дома,
Коль не положено вдвоём.

***

Первый звонок

Вчера под сводами вокзала
Твоих обид кружился дым.
Я провожал, ты уезжала
К другим красивым, молодым.

Толпа торопится, бурлит,
Тюки, авоськи, чемоданы,
И солью сыплются на раны
Слова прощальные твои.

Твоей подруге я приятен
И всем хорош, и мы ровня.
На солнце всё же меньше пятен,
Чем недостатков у меня.

Тебе не будет счастья с ним.
Отъезд, увы, необходим.

Потом прощанье затянулось,
Затих зловещий стук колёс,
Ты на плече моём проснулась,
А я в копне твоих волос.

Нас чувство вновь объединило.
Неразделимы. Навсегда.
Сегодня ты меня любила,
Но часто ходят поезда.

***

1812 год

Из той поры, из сказов, издалёка,
Из памятной и славной старины
Доходит отзвук грозного потока
Большой наполеоновской войны.

Гусары, бомбардиры, гренадеры,
Кутузов, ополчение, Барклай.
Беда, беда без края и без меры
И мужество без меры через край.

Леса в снегах угрюмые, глухие,
Смоленская дорога сквозь снега.
Разгневанной медведицей Россия
И хруст костей подмятого врага.

***

 

Белые простыни, нежный загар,
Жадные руки и губы.
Наша любовь — ослепительный бал,
Будем и нежны и грубы.

Будем кружиться, объятия сжав,
В танце тягучем и страстном.
В окна ворвётся заката пожар
Огненным заревом красным,

Ночь налетит, беспросветно темна,
Ветер заблудиться в кронах….
Так и останется в сердце она
Запахом, шепотом, стоном.

***

Руками воздух загребая,
Как будто воду на плаву,
Не то по городу шагаю,
Не то над городом плыву.

Сияет солнце, даль прекрасна,
Чиста и ярка синева,
И, как всегда, светла и ясна,
Дождём умытая, Москва.

***

Неоконченный стих

Вот и встретились дорожки,
Я опять у ног твоих.
Утро. Дремлем. Из одёжки
Две серёжки на двоих.

Ночь горячая истлела,
Угли стынут под золой,
И покоя просит тело,
И душа зовёт покой.

Все исчерпаны желанья,
Как вода из родника,
И до нового свиданья
Снова будешь далека.

За окном проснулось лето,
Смотрит солнца жёлтый глаз,
И ушло гулять по свету
Пламя, вспыхнувшее в нас.

***

Женщине, свободной от меня

(сонет)

Мне улыбнулась и с другим ушла…
Как будто кипятком плеснули в душу.
Я не сержусь, ты, кажется, нашла
В житейском океане сушу.

Что ж выбирайся на неё,
Для женщины всего важней опора.
Я не гожусь на должность прокурора,
Не закричу: Ограбили! Моё!

Свободна ты от моего тепла,
От наших встреч, от наших ожиданий,
Не удержу, да и не хватит сил.
В твоём огне готов сгореть дотла,
Но мне не исчерпать твоих желаний.
Прости меня. Я так тебя любил.
***

Не говори

( романс)

Зачем покой в моей груди
На непокой переменила?
Уж лучше вовсе разлюбила,
Чем неизвестность впереди.

Наверно, ты другим полна
И болью в сердце отдаётся.
Вина бы выпил, да не пьётся,
А голова тоской пьяна.

Как побороть пустые сны,
Унять бессонницу тревоги?
Бывало в случаях иных
Сам уходил с чужой дороги.

Что разлюбившей докучать,
В её душе тебя не стало,
А одного знакомства мало,
Чтоб в двери к милой постучать.

Я и сейчас ушёл бы прочь
В глухую ночь, терпеть невмочь.
Но ревность жжёт, не отпускает,
Воспламеняясь от любви.
Молю: Молчи, не говори.

Счастливец тот, кто мало знает.
Исчезни память, мысль замри.
Не говори, не говори.

***

Побег

Я мечусь. Я как будто забыл алфавит,
Вдруг погиб и родился сначала.
Понимание жизни пропало.
Как мне жить, у кого бы спросить?

Как мне жить?
Жизнь лавиной течёт на меня,
Кони фыркают, небо искрится.
Если сделаю так, что случится?
И садиться, зачем на коня?

О, как гулко звенит мостовая
И по-новому сбруя скрипит.
Мы куда-то летим, привставая,
Под не молкнущий цокот копыт.

С кем? Зачем? У кого бы спросить,
Как мне жить?

Вдалеке потерялась Москва,
Сзади плач, впереди ожиданье.
Я, наверно, спешу на свиданье

Или в новую жизнь.
Я кого-то хочу догонять,
Ветер свищет, деревья чернеют.
Я скачу, и никто не сумеет
Объяснить. У кого бы спросить,
Как мне жить?

Повернуть бы. Нельзя повернуть.
Как обвал нарастает стремленье.
Сзади смерть, впереди воскрешенье,
Что пропало уже не вернуть.
И нельзя о грядущем спросить.
Надо жить, надо наново жить.

***

Иванушка

(сонет)

Я кожу лягушкину сжёг
Без спроса, без смысла, до срока,
Понять и дождаться не смог,
И ты улетела далёко.

Поплакал и тронулся в путь
Лесами за реки, за горы.

Мы встретимся, знаю, не скоро,
А может тебя не вернуть.
Дремучие чащи, болота,
Разливы широкие рек.

Ищу. Ни следа, ни приметы.
Ругаю себя — идиота:
Ну что за пустой человек!?
Лягушка! Любимая! Где ты?

***

Томилась в бухте бригантина.

Ей дали водные желанны,
Но страшно выйти в океан,
Нельзя туда без капитана,
Но вот нашелся капитан.
Готов и править, и беречь.
Ну, что поплыли?
В трюме течь,
Да паруса погладить надо,
А так, конечно, очень рада.
Неделю, две, десяток лет
Ремонт, приготовленья.
Что пропадёт, в чём вида нет,
Починка, обновленье.
Уж капитан не молодой,
Едва бредёт старик седой.
Глядит с тоской, не хочет в путь,
О пенсии мечтает.
Авось, дотянем как-нибудь
До жизненного края.
И в унисон она скрипит:
Глупец, кто в гавани не спит.

***

Грустной Тане Киевлянке в Татьянин день.

Ну, веселей посмотрите,
Плюньте на кучу забот.
Танечка, что вы грустите?
Как вам печаль не идёт.
Радуйтесь, пойте, пляшите,
Прыгайте, как стрекоза.
Танечка. Чудо. Не спите,
Шире откройте глаза.
Мир интересный и яркий
Громко стучится в окно.
Танечка, этим подарком,
Право, бросаться грешно.
Молодость — ярость и жажда,
Старость — покой и уют.
Танечка, Танечка как же
Силы в душе не поют?
Видно, дела одолели,
Круговорот суеты.
Танечка, этой метели
Не отдавайте мечты.

***

О Дарвине

Снова Дарвин в опале, под стражей, проходит по делу.
Обвиняют беднягу — в расчётах и фактах изъян.
Нам родня обезьяны, он высказал мудро и смело,
Но, однако, не ясно, как же мы обошли обезьян?
Почему у жирафа такая гигантская шея?
От чего бронтозавры подохли, как скот без кормов?
В том виновен, что мы объяснить не умеем,
В общей скудости знаний и серости наших умов.
Забежала наука в великие светлые дали,
Растерялась наука, наука не знает азов.
Это Дарвин виновен, и снова учёный в опале.
Нет удобнее мёртвых на роль отпущенья козлов.

***

Бессердечная любовь

Снова в сердце пришёлся удар,
Тщетно рану рукой зажимаю.
Лучше б вовсе тебя не видал,
Не любил. Не живу — пропадаю.
Что за дело тебе!? Всё равно.
От меня ли досталось в наследство?
У тебя на повестке одно —
Лёгкий флирт, молодое кокетство.
Разрывается сердце моё,
Но чужая беда не тревожит,
И без счёта, без промаха бьёт
В каждой встрече всё тоже, всё тоже.
Я не в силах удары сносить.
Словом, взглядом любовь убивает.
Ну, попробуйте мне возразить —
Бессердечной любви не бывает.

***

Память сердца

Ты помнишь, как скорую мне вызывали,
Ночные дороги, летучие мыши.
Гроза грохотала, сверкала над крышей,
И рёвом составы грозе подпевали.

Под ветром деревья шумели тревожно,
И ветви метались, как чёрные птицы.
Вернуть невозможно, забыть невозможно,
То рифмой напомнит, то запахом снится.

Тот запах знакомый и тёплый, и хлебный,
Бывает и в химии запах приятный,
И чудится, время вернулось обратно,
И образ твой нежный, и образ твой гневный.
И розы нетленно застыли живые,
И мы задремали, не в силах проснуться,
И наша судьба далеко от России,
И тянет остаться, и надо вернуться.

***

Ведьме — повелительнице моей души.

Расколдуй меня ведьма, я тобой околдован,
Отпусти мою душу из своих омутов.
Не мани меня ведьма ни вином, ни обновой,
Тянет к людям на сушу в мир полей и цветов.
Над болотами ворон, под ногами трясина,
Затерялась неволя в океане тайги.
Комарьё, мухоморы, одолела кручина.
Незавидная доля иноземца — слуги.
Подневольному худо, а расстанемся вдвое,
Значит вместе не петь нам, защемило в груди.
Тянет к смертному люду, только вместе с тобою.
Расколдуй меня ведьма и со мной уходи.

***

Начало сказки

Я в отдаленье слышу: Ква.
Я комаров ловлю.
Как наберу десятка два,
Любимую кормлю.
О, как родная зелена!
О, как она скромна!
О, как гладка и холодна,
И страстна, и умна!
Мои подарки чуть жужжат
В помятом коробке.
Лягушка замерла в руке,
В меня уставив взгляд.
Мол, начинай, пора кормить,
А после в лес жуков ловить.

***

Да пойми ты, наконец!

“Боящийся несовершенен в любви”
Иоанн Богослов

Кто считает, ошибётся.
Не вмещается в расчет,
То, что радостью даётся
И сомненьем утечёт.
Не охватишь умным планом,
Хитрый график не поймёт,
Это поздно или рано,
Подойдёт, не подойдёт.
Нет, не выгадать удачи,
Не укрыться от растрат.
Осторожным вместо сдачи
Их любовь вернут назад.
Мне не надо половины,
Не спеши да погоди.
Не понятно для лавины,
Тормози, не упади.
Нарастает скорость хода.
Едем! Прыгай на ходу!
На удачу, на беду!
Не ищи помельче брода.
Подведёт тебя расчёт,
Ожидание обманет.
Прошумит лавина, канет,
Сердце новой не начнёт.

***

Кому нужна синяя птица?
(или окончание сказки)
Темнеет. Пора расходиться.
По-моему это всерьёз.
Заветную синюю птицу
Последним подарком принёс.
Я помню, ты горько вздыхала,
Готовила ей семена
И хмурилась, и укоряла,
Что синяя мне не нужна.
Промчались года ожиданья.
Синеет по белому стих.
Свершилось. Исполнил желанье.
Я птицу поймал для двоих.
Вдруг понял — не хочешь делиться.
Ужалила сердце печаль.
Возьми мою синюю птицу.
Ей Богу, нисколько не жаль.

***

Кошке юбилярши

Поздравляю Таечка,
Таечка — мой свет,
Ведь твоей хозяюшке
Скоро сорок лет.
Одногодки станете
По своим годам
И совместно грянете
Бегать по котам.
Красьте крыши ржавые!
Мойте чердаки!
Набирайтесь бравые
Силы мужики!
То-то будет ярости
И пожар, и гром.
Жаль склоняюсь к старости,
Тяжек на подъём.

***

Мой костёр

Как огнём полыхал! Поглядеть — красота!
Мне казалось, горит, не сгорает.
Догорает костёр, догорает мечта,
Догорает любовь, догорает.

Тем огнём раскалён, был я смел и остёр,
И считал, не откажет такому.
Догорает мечта, догорает костёр
И подруга уходит к другому.

Если это горенье её не зажгло,
Значит ей у другого согреться.
Улетает по ветру от углей тепло
И навеки обуглено сердце.

Больше мне не гореть, больше мне не любить
И на дружбу тепла не хватает.
Умирает любовь и не хочется жить.
Догорает душа, догорает.

***

Здравствуй — прощай

Мчится время, спешат события,
Я и сам судьбу тороплю.
Что сказать тебе в час отбытия?
Знаешь, снова тебя люблю.

Ну, а ты? Что без толка спрашивать,
По глазам читаю ответ.
Будем чувство моё донашивать,
Потому что другого нет.

Что ж любовью своей укутаю,
Что б тепло и не била судьба.
Нет не глупости, нет, не путаю,
Нет не выдумки, не хвальба.

Ох, как мне уезжать не хочется,
Но работа велит спешить.
Ну, не надо грустить и морщиться,
Я тебе завещаю — жить.

Щебетать озорно и весело
И удачу за хвост поймать.
Что ж ты, милая нос повесила,
Я влюбился в тебя опять.

***

Городу моей любви

(сонет)

Этот маленький город нельзя не любить,
Здесь у каждого дома знакомые тени.
Вон, без шапки на площади высится Ленин,
Будто нас до вокзала решил проводить.

Нас зелёное лето кропило дождём,
Осыпали снежинки в уснувших аллеях.
Мы бродили, смеясь, расставались, немея,
И сегодня по улицам снежным бредём.

Город в снег, как в меха,
Город в снег, как в берлогу.
Задремал до весны у застывшей реки.
Опустилась рука,
Улыбнись на дорогу.
Расстаёмся, какие же мы дураки.

***

Разберёмся не спеша.
Я не ангел белый,
Есть в наличии душа,
Но в придачу тело.

И конечно, для души
Ни к чему земное,
Ну, а тело, не взыщи,
Требует иное.
И когда случится блат,
Всё и только первой,
Получается разлад
И тревожат нервы,
И коробится душа,
И уходят силы.
Не возможно, не дыша,
Не сыграть в могилу.

***

Долговая расписка

Я должен, я плачу долги
И болью, и тоской,
Не намекаю — помоги
Ни взглядом, ни строкой,

Смеюсь легко, шучу остро
Над чувством, над собой,
И только сердце гонит кровь,
Как гнев солдат на бой.

А было всё наоборот,
Весёлый, вольный волк
И счастье даром от щедрот,
А оказалось в долг.

И вдруг пришла пора платить.
О, как я был богат!
Отдал, но мало. Где добыть
И под какой заклад?

Не намекаю — помоги,
Зачем считаться нам?
Я должен. Я плачу долги.
Я всё тебе отдам.

***

Вопросы

А может не надо держаться
За тень отшумевшего дня,
А может не надо встречаться,
А может не надо меня?

А может?.. А может?.. А может?..
Ищу на вопросы ответ.
Снимаю ботинки в прихожей,
Снимаю в прихожей жилет,

И делаю вид, что скучаю.
Сидят на ветвях снегири,
Я что-то пишу и читаю,
И чувствую взгляды твои,

И слышу твоё приближенье,
Пьянящее словно вино.
А может не надо решенья?
А может уже решено?

***

Я, как Тибул — канатоходец,
Взойду над бездной площадей
И стая диких лебедей
Меня, как равного, проводит.

Я не один и ты со мной
До поздравлений или срыва.
О, до чего же ты красива
И молода — товарищ мой.

Я не боюсь шестом качнуть,
Вниз на людей смотрю без страха
И только плещется рубаха,
Да тело просит отдохнуть.

Мы отдохнём с тобой вдвоём
Там на земле, упав на траву.
Как хлеб поделим нашу славу,
А если смерть — умрём вдвоём.

Ну, не дрожи. Канат звенит,
Он эту тяжесть принимает.
Толпа в волненье замирает
И нашу гибель сторожит.

Напрасно подлая толпа,
Ты, ждёшь трагического срыва.
О, до чего же ты красива.
О, до чего судьба слепа.

***

Покинула муза меня
И тяга к творенью пропала,
И солнце, от жара звеня,
Не шлёт вдохновенья накала.

Я снова простой гражданин
В одёжке помятой и серой.
Покинула муза. Один.
Ну что же, вернусь в инженеры.

***

Отшумели вьюги,
Отгремели грозы,
У моей подруги
Почему-то слёзы.

Всё-то ей не мило,
Ни покой, ни воля.
Если разлюбила,
Разве я неволю?

Ну, а если снова,
Видно опоздала.
Полюби другого,
Как меня бывало.

***

Любимым был,
Потом твой чёрный хлеб,
Потом вода.
Воды не надо.

Я утекаю навсегда
От рук и взгляда.
Я утекаю далеко
И нет возврата.
Всё было просто и легко
И вот расплата.

***

Ревнивой кошке

Послушай Тая, перестань шипеть,
Грозить когтями, расцарапать кожу.
Я ненадолго, можно потерпеть
И без хозяйки посидеть в прихожей.

Я откуплюсь, я рыбы принесу,
Теперь к рыбалке возвращаюсь чаще,
Я уважаю пегую красу
И дикой злобы редкостный образчик.

Всем хороша, но мне не до тебя,
Как жаль, что ты слова не понимаешь,
Моей Любви халатик теребя,
Свои проблемы громко излагаешь.

Ну, брысь! Пошла! И нечего рычать.
Ты не собака. До чего свирепа.
Тут начинает Милая ворчать.
Мы ссоримся бессмысленно, нелепо.

Потух огонь, пора идти домой.
Ты провожаешь недовольным взглядом.
Немного расцарапана ладонь,
Щемит в груди. А может так и надо?

Пройдут года, и рана заживёт.
А, здравствуй. Как там Таечка живёт?

***

Шутя, её поцеловал.
О, повтори ещё, пожалуй.
Ой, не шали, с огнём не балуй,
А то сманю на сеновал.

***

Джин

Если вдруг меня герои
В глубине морской найдут,
Я для них дворец построю,
Клады древние открою,

Оплачу и риск, и труд.
Но, бывает, мысль другая
Словно туча, словно яд:
Изобью и изругаю,
Изорву и изломаю,
Только клочья полетят.

Вот бутыль пошевелили,
Вот в глаза далёкий свет.
Где же те, что так любили?
Где же те, что рядом были,
И какой остался след?

Чую пробку открывают.
Воля! Воля! Хохочу.
Испугались, ожидают.
Я и сам ещё не знаю.
Растопчу, озолочу?

***

Кончен бал, сгорели свечи,
Конфетти пятнает пол,
Ты уехала далече,
Я от прошлого ушёл

Мне теперь отрада в деле.
Все обиды извиня,
Понял, есть другие цели
У тебя и у меня.

И нельзя договориться
Мне с тобой, тебе со мной.
Эскимосу страшен зной,
Негр холода боится.

***

Правящим женщинам

Любите спутников своих,
Не унижая, не сбивая,
И муж не будет, выпивая,
Страдать бездельем за двоих.

Ты не палач и не судья,
А добрый ангел и подруга.
Зачем в тебе стальная вьюга
Звучит, Любимая моя?

Ну, разожми тиски бровей,
Сотри со лба забот морщины.
Как высоко взлетят мужчины,
Коль станут женщины нежней.

Под грохот ревностных побед
Мужское топите начало.
А не оно ли вас спасало
Во все века от грозных бед?

***

По домам уползает народ,
Не шагается и не едется.
Распоясался гололёд
И подруга его гололедица.

Локти бьют, синяки бокам,
Сотрясения с переломами,
Будто чёрт на тебе пахал
Или гнал бегом буреломами.

Дворник зубы сметает в совок,
Птицы шапки на гнёзда пробуют.
Повалился и я на бок.
С ненаглядной своей зазнобою.

Только искры из наших глаз.
Показалось в одно мгновение,
Не мороз опрокинул нас,
А не скромное предложение.

Ущипнул себя. Во, даёт!
Сердцу весело. Новый год.

***

Всё пропало, если честно,
Счастье кануло во тьму.
Что случилось неизвестно,
Ничего я не пойму.
То приливы, то отливы,
То волна, то тишина.
Я бродил в полях крапивы,
Где тропинка не видна,
Я таскал каменья в гору,
Строил замок на песке,
А построил в эту пору
Только иней на виске.
И пропал напиток жгучий,
Расплескался по ковру.
Хорошо, что я живучий
И от горя не умру,
Хорошо, что всё забылось,
Снова лёгок на ходу.
Что же было? Что случилось?
И ответа не найду.

***

Признание

Зачем я мечтаю?
Откуда мне знать?
Двоих выбираю,
Чтоб сердце отдать.

И если б для каждой
Я сделался мил,
С удвоенной жаждой
Обоих любил.

О, девы младые
И пламя, и стать,
Мечтают седые
Творить и летать,

Но нынче не верят
Цветам и стихам,
Укажут на двери
Таким женихам.

Да я не жениться,
Я только хотел
Слияния чувств
И сплетения тел.

Вдруг кто-то сердито
С небес надо мной:
Убавь аппетиты,
Люби по одной.

***

Ах, как хочется быть молодым,
Двадцать шесть, тридцать семь, сорок восемь.
Мы до старости юность храним,
Мы в душе нашу юность уносим
О, как бешено, мчатся года,
Как Высоцкого ярые кони.
Ни кому, ни когда, ни куда
Не укрыться от этой погони.
Настигают, здоровье крадут,
Сединою и лысиной метят,
А потом и с собой уведут,
И наверно, никто не заметит.

***

Во дни безумств, во дни печали,
Когда младая кровь кипит,
Мы с вами утро не встречали,
Мои уста не целовали
Весенней свежести ланит.
Как грустно старому поэту
Молить недремлющую Лету
Свой вечный бег остановить.
Темнеет. Некого винить,
Что жаркий день уже далече.
Хозяйка зажигает свечи,
Зовёт к столу чайку попить.

***

Письмо

Мне всё известно о тебе,
Не до подробностей, но всё же,
Но также для меня пригожа
И также главная в судьбе.

Я обманулся невзначай
И снова тянет обмануться,
Но нам по жизни разминуться.
Прощай любимая. Прощай.

Прощай и запах, и тепло,
И резкость слов, и холод взгляда.
Что из того, что вечно надо?
Златое время истекло.

Не властно сердце, ум сердит
И обмануться не велит.

***

Как весна, во мне тоска,
Как весна, печали.
Сердце — ветка не доска,
Но любовного ростка
Век не замечали.

Да стареет, но болит,
Только лёд растает.
Кто же жажду утолит?
Мне весна любить велит,
А кого не знаю.

***

О цветах

Розы чайные в день рождения
Я когда-то любил покупать,
Розы чайные в день рождения,
Тёмно-красная благодать.

Запах чувствую, запах помнится
И улыбка, и радость глаз,
Десять лет пролетело конницей,
Десять лет не встречаю вас.

Наши праздники стали разные.
Мысли вольные истребя,
Вы зачем-то подались в красные,
Пролетариев возлюбя.

А меня разлюбили начисто.
Я об этом порой грущу
И в знакомых любимой качества
И любимой черты ищу.

Но увяли надежды тайные,
Мне похожих не встретить двух.
Шёл по улице — розы чайные.
Память будит цветочный дух.

***

Мы все отсуетимся и пройдём,
Пройдём как корь, как солнечное лето,
Сегодня спуск крутой, вчера крутой подъём,
А завтра ничего, ни знака, ни приметы.

Когда мы рвёмся вверх в объятья высоты,
Нам кажется, вот только бы добраться,
И счастье там и стоит расстараться,
За перевалом радость и цветы.

Но дверь откроешь — комната пустая,
А вдалеке стена и снова дверь.
Не торопись. Не открывай. Не верь.
Минуты пробегают, тая.

Отбрось иллюзии погонь,
Другого нет за поворотом,
Всё также греет там огонь,
Всё также там горюет кто-то.

Люби сегодня, пей до дна,
Не доверяй спешащим людям.
Судьба одна и жизнь одна.
Не торопись, другой не будет.

***

Киев

Люблю большие города,
Брожу, подмёток не жалея.
Бульвары, площади, аллеи,
Людей спешащая орда,
Оград чугунное плетенье,
Сиянье золота крестов,
И фантастических мостов
Необъяснимое паренье
Над вечной вольностью воды,
Домов не тающие льды
В плену бесчисленных каштанов,
Проспектов, парков и фонтанов.

***

И снова вечер у порога.
Темнеет. Стелится туман,
С низин сливаясь понемногу
В один белесый океан.

Жгут прошлогоднюю листву,
Дымы мешаются с туманом.
Дома в огнях над океаном,
Как корабли плывут в Москву.

Ещё не дремлет город мой,
Глаза домов огнём сияют,
То догорает бодрость дня.
Но надвигается покой

И по ночному псы залают,
Прохожих в ереси виня.

***

Владимиру Высоцкому
На смерть поэта

Ещё один поэт закрыл глаза.
Как все поэты был горяч и молод.
Как много он не досказал.
Судьбы ударил тяжкий молот,
Серп смерти срезал наповал.
Растёт в стране поэтов поголовье.
Они могли о жизни лучше спеть,
Да побоялись за своё здоровье,
А он боялся только не успеть.
Мы от него ещё так много ждали,
Нахмурено остывшее лицо.
Открыл другую сторону медали,
Но не осилил банды подлецов.

***

Грусть

Осень. Солнце. День погожий.
По Ваганькову вдвоём
От Володи до Серёжи
Потихоньку побредём.
Тот давно, а тот недавно
Завершил великий труд.
От чего поэты мрут
В государстве нашем славном?

Захотелось поклониться,
Помолчать и постоять.
Что тебе Володя снится,
И доколе нам дремать,
Материться, возмущаться,
Верить, спорить, говорить,
Совесть голодом морить,
С подлецами соглашаться?

Пахнет дымом, лист палёный
Тлеет в куче у кустов.
Мы шагаем меж крестов
Лист опавший, лист зелёный.

***

Любимый мёртв поэт, в земле который год,
Но боль утраты нас не покидает,
И в каждом сердце яростно поёт
Его душа, она не умирает.

Как хороша весна и солнце, и тепло,
Листва и соловьи, всё молодо и ново.
И мне не надо сна и чисто, и светло,
И локоны твои, и ласковое слово.

Но так не долог век, над нами смерть парит,
К себе без спроса в гости забирает.
Чем лучше человек, тем жарче он горит
И тем быстрей сгорает.

***

Солнцеворот

Мы за руки взялись, спустились к реке,
Одежды остались на жарком песке.
Свирепо Ярило над нами горит,
И тело у милой, как мак, загорит.

Летучие мыши несут темноту.
Из книги желаний страницу прочту,
Потом начинаем над книгой дремать,
А утром к реке возвратимся опять.

***

В степи

Внизу река шумит тревожно,
Вверху средь звёзд моя звезда.
Я вдалеке от жизни сложной,
Колючки звёзды и вода.
Сижу, вздыхая запах ночи,
Лаская взглядом Млечный путь.
Моя душа шальная хочет
Прижать к себе кого-нибудь,
Но пусто рядом. Камень стылый
Белеет, словно тело милой,
Давно покинувшей меня.

***

Прощание

Не отнимайте ваших рук,
Не уходите, не спешите,
Не уезжайте милый друг,
А как доедите, пишите.

И если много лет пройдёт,
Не забывайте наши встречи,
Хоть ваши матовые плечи
Судьба другому отдаёт.

Всё промелькнуло как-то вдруг,
Вся жизнь. Не отнимайте рук.

***

Вечная глупость

Ярким светом, не мигая,
Лампочка горит,
Вкруг неё, не уставая,
Мотылёк летит.

Он с размаху грудью к свету
В жаркое стекло.
До чего же глупо это,
До чего старо.

Так и мы, стремясь к любимой,
О холодный взгляд
Хоть ударимся незримо,
Не идём назад.

Бьёмся яростно и тупо
В ледяной барьер,
Повторяя туже глупость,
Но на свой манер.

***

О браке

Однажды, случается с каждым такое,
Уходим за грань холостого покоя.
И в миг погружаемся в таинства брака:
В систему включаемся “кошка — собака”.

Берём на себя миллионы забот,
Лишаемся многих великих свобод,
Теряем надежды, здоровье, желанья
И только врачам назначаем свиданья.

Но каждый, решающий стоит — не стоит,
Людским опасеньям проверку устроит
И собственным веком докажет, конечно,
Что жизнь коротка, заблуждение вечно.

***

Вот и всё

Отшумело лето,
Теплота и пыль,
Затерялась где-то
Солнечная быль.

Тучами покрыто,
Небо моросит.
Ты давно забыта,
Я давно забыт.

***

Девушке в цветастом платье
Вечер январский быстро угас,
На небе зелёном ночь,
И никто в этот поздний час
Мне не может помочь.
А желанья мои просты,
Строго так не гляди,
Я хочу собирать цветы
На твоей груди.

***

Возражение вегетарианцу

Нет, увольте, я питаюсь мясом,
Двести лет, увы, не проживу.
Часом больше или меньше часом,
Мелочиться право ни к чему.

Я умру, не пережив и века,
Здесь оставив немудрёный след.
— Знаете такого человека?
Скажут: — Знаем, жил такой поэт.

***

Мы умираем по частям,
То вырвут зуб, то лезет волос.
Теряем слух, теряем голос
И в каждом органе изъян.
Мы умираем по частям,
А после в рай или к чертям.

***

Эпилог

Я послужил любви стихом.
Какие рифмы мне давались!
А вы лишь телом отдавались
И безразлично, и легко.

Не ставлю это вам в упрёк.
Я вашу хладность понимаю.
И я сегодня не пылаю,
И я от нежности далёк.

Когда в крови огонь горит,
Когда душа к любимой рвётся,
О, как слагается, поётся,
Как будто сам Господь творит.

Окончен бал, похмелья час,
Окурки, битые бокалы.
С другою всё начать сначала?
Не знаю. Только не сейчас.

Холодный пепел берегу,
Как удобрение для дачи.
Не плохо всё прожить иначе,
Но я иначе не могу.