Лихие девяностые

(из дневника диссидента)

Кончается год, кончается эпоха. Пятьдесят лет за плечами. Груз опыта, разочарований, потерь, любви и гнева. Трёхцветное знамя Веры, Надежды, Любви зовёт прожить ещё одну жизнь, которая будет короче, но обязательно счастливее, свободнее, интереснее прожитой. Эх, рановато я родился! Впрочем, ни о чём не жалею. Спасибо случаю за то, что появился на свет, спасибо за то, что уже 50 лет живу, дышу, радуюсь солнцу, снегу, траве и воде. Спасибо удаче, которая меня не покидает, спасибо надежде, которая всё время торопит заглянуть за горизонт. Теперь и трудней, и голодней, но чувствую, что я переполнен радостью, энергией, оптимизмом, и сколько не отдаю людям, во мне не убывает. Препятствия и противники вызывают весёлую злость и жажду преодоления. Не завидую тем, кто сейчас молод, ведь и они молоды один раз, как я когда-то. Жаль только, что пора расцвета так коротка, да и вся жизнь мелькнет перед глазами, как заячий хвостик, и растает, как пар, а следа на земле почти не оставил.
15.12.91г
Прошёл 91 год. Немного зная историю, смею утверждать, что таких лет в ней очень мало. Крушение коммунизма, распад совковой империи, избрание первого президента России, путч ГКЧП, отставка Горбачёва, создание СНГ, полная свобода личности и полный развал экономики, надвигающийся голод и уходящий социализм. Слово товарищ вызывает неприязнь, слово партия аллергию. Гигантский сгусток событий и эмоций. Много пережито: и страх
перед бронированным кулаком КПСС, и гнев на подлых и бездарных правителей, и ослепительное счастье победы, и чувство хозяина своей страны, своей судьбы.
06.01.92г
Февраль 92
О цены! Волос лезет дыбом.
Не только к мясу, даже к рыбам
С доходом нашим подойти
Не смеем. Господи прости!
Сегодня Борис стал министром обороны РФ. По моему (реакции прессы ещё нет) он теперь вполне готов к отражению атаки коммуноидов. Завтра на съезде они попытаются сотворить что-нибудь стоящее и, как всегда, завалят очередное мероприятие. Когда мне указывают на серьёзность их потуг, парирую: — Они даже в августе прошлого года, когда в руках были все рычаги власти, умудрились проиграть. Режим рухнул практически самостоятельно, при этом я ни в коем случае не отвергаю титанической работы демократов по подтачивании стен его бастионов. А теперь из подворотни комми в лучшем случае могут укусить или плюнуть.
16.03.92г
Тихо пукнул красный съезд,
Никого теперь не съест.

В последние недели совсем отбился от партийной жизни. В голове одна забота — где заработать, как заработать? На основной работе платят гроши. Побочные работы оплачивают хорошо, но они случайны. Нет устойчивых источников доходов, перспективы туманны.
19.03.92г
Март 92
Чуть- чуть природа оживилась,
Еда повсюду появилась
И даже цены вниз ползут,
А нас судьба зовёт на труд.
Много, много событий: и президентские речи, и указы, и митинги, и новые взлёты цен. Но всё нет главного: приватизации и раздачи земли с разрешением её купли и продажи, нет гонений на бывших обкомовцев, райкомовцев, райисполкомовцев, но есть их явный саботаж. Борис молчит, а мы ждём от него решительного шага. Народ матерится, но терпит и старается хоть что-то заработать. Нам в апреле повышают зарплату в два раза, а цену на бензин в пять
раз. Тяжко существовать, но интересно жить.
20.04.92г
Апрель 92
Мало в будни, в день субботний
То снежит, а то дождит,
Будто циковский работник
В небесах руководит.

Так коряво, неумело,
Будто первая весна.
Холодрыга. Надоело
Жить в худые времена.

Как с испуга, только в гору
Скачут цены-кенгуру.
Тяжело, видать, Егору
Да и нам не по нутру.

Эх, дожить до урожая,
После долго будем жить,
Эх, мечта моя большая,
Как тебя осуществить?

Пайка, нары и колючка,
Вышка, ватник, карабин.
Не пугай коммуна-сучка,
Волю мы не отдадим.

Перетерпим, перебьёмся,
Отстрадаем, оттрубим.
Демократы — не дерёмся,
Если только нагрубим.

Нам не надо крови вражьей,
Нам не надо вражьих слёз.
Знаем голода и жажды
Не заменит клич — Даёшь!

Все к трудам! Набьём мозоли
На изнеженных руках!
Первый раз не в дураках,
Первый раз по доброй воле.

Сегодня 9 мая. На Красной площади оркестры из Америки, Италии, Германии и их ветераны, и наши старики. Ни одного злого лица. Ещё год назад коммуноиды прочно сидели на наших шеях и вот их нет, будто никогда и не было. Борис в Парке Культуры пожимает руки ветеранам и просит их немного потерпеть. Я тоже прошу своих друзей потерпеть до сентября. Будет урожай, конвертируемый рубль приманит иностранные товары и страна сможет вздохнуть свободней. Народ очень злит незатронутая партноменклатура на местах. Посевная проходит нормально. Бензин резко подорожал. Не хватает в банке денег на зарплату. Моя партия СЛПР сжимается, как шагреневая кожа. Год назад был пик политического движения, а сейчас застой и апатия. Всех уговорил — надо парт клуб для отдыха и развлечения, иначе мы исчезнем. Вроде и деньги есть, но президент не спешит с помещением.
09.05.92г

Мы все кипели яростью в крови,
Но ярость наша не достигла цели.
Мы все стране величия хотели,
И все страну к убожеству вели.

И вот прошли, сменились времена.
Сгорел оплот, хоть вроде из бетона.
По пепелищу бродят миллионы,
Ни крова, ни одежды, ни зерна.

Свободны мы. Надолго ль? Что гадать.
Но нищета, как блохи, заедает,
И в нищете надежда увядает,
А без неё удачи не видать.

Зарплату прибавляют чаще чем выплачивают, а на душе всё тяжелей и тоскливей. Рубль стремительно худеет, как раковый больной, коммуноиды и коричневые наглеют с каждым днём, цены растут, надежды тают. Жду возвращения Бориса из штатов. Его позиции в цивилизованном мире укрепились, авторитет очень высок. Теперь надо бы зубами вцепиться и удержать власть в стране. Пусть через диктатуру. Пусть. Но если он даст слабину — всё пропало.
19.06.92г
Вдруг рухнул наш привычный мир,
И сгинул красный командир,
Иные козыри в колоде.

И вышла жизнь из берегов.
Среди друзей, среди врагов
Без пристаней нас мчит куда-то.

От всех напастей и заплат
И рады мы свернуть назад,
Но понимаем, нет возврата.

Россия встала на дыбы.
Трещат у подданных чубы
И от поклажи спины гнутся.

Темна вода на небеси.
Как все, свой тяжкий крест неси.
С судьбой увы не разминуться.

Уже август. Прошёл год со дня нашей победы, но для кого мы победили? Везде, кроме прибалтики, во главе республик партноменклатура. Аппаратчики захватили власть, деньги, средства производства. Они тоже хотят рынка, но чтобы быть во главе и сверху. Конечно, освобождение от оков большевизма и даже от споров о нём (всё ушло) — великий шаг в будущее, прорыв к свободе. А как освободиться от объятий партноменклатуры? Вокруг народ политически пассивен чрезвычайно. Все ворчат, все недовольны и все бездействуют. Даже гигантское, скачкообразное увеличение цен на самое необходимое вызывает только приступы нытья.
Помню, как год назад своим выступлением закрыл общее собрание, где пытались судить зам директора за пособничество (без доказательств) ГКЧП. Очень уж противно было почти большевистское разбирательство. Друзья, сидевшие рядом, попросили остановить это безобразие. Я встал и сказал: -Граждане, мы не судьи, не следователи, не прокуроры. Давайте разойдёмся —
Тут-же все встали и, не смотря на протесты из президиума, вышли из зала.
И теперь считаю, что поступил правильно.
21.08.92г
Россия спит ещё,
Москва уже в пути.
Когда придём?
Но хочется прийти.

9 съезд народных депутатов. Казалось, он никогда не кончится, как мучительная операция без наркоза. Депутаты — бешеные собаки, пытались загнать в угол президента и разорвать, но импичмент не прошёл. Люди по всей России с омерзением наблюдали за ходом красного съезда, который шикал и топал ногами на Волкогонова, как недавно союзный на Сахарова, впрочем, это для него высшая награда. Стараниями съезда рейтинг Бориса поднялся на августовскую высоту. Есть шанс победить на референдуме, но это будет очень не легко.
01.04.93г
Лозунг на митинге
Крепись Борис,
Пусть тяжек крест,
Народ не выдаст,
Съезд не съест.

Скоро референдум. Каждый день стараюсь хоть одного прибавить к нашим силам. Часто в разговорах с колеблющимися ругаю Бориса за ошибки, хотя в душе чту его достоинства, понимаю и прощаю слабости. Прости меня мой президент. Время грустных мыслей и вязкой неуверенности в успех нашего предприятия. Что будет? Как будет? Будущее скрыто от меня. Одно знаю, такие как я, будут драться до последнего патрона, но назад в казармы коммунизма не пойдут.
20.04.93г
Сегодня можно вздохнуть спокойно и думать о будущем веселей. Референдум выиграли. Ещё вечером 23.04, когда завезли в школу оборудование избирательного участка, перестал вол волноваться и почувствовал необоснованную уверенность в победе. Так и случилось. Россия, удивительная страна. Народ поддержал президента после двух лет тяжёлых и противоречивых реформ, после многих невыполненных обещаний, несмотря на
инфляцию и нищенство. Если и этот шанс Ельцин упустит, можем скатиться к гражданской войне.
26.04.93г
По работе ездил на автобусе во Владимир. Вдоль всей дороги в деревнях очень много строят и чинят. Строительное бешенство при всей нашей нищете. Во Владимире почти все продукты в достатке. На каждом шагу магазинчики, забегаловки, где можно и что-то купить, и перекусить. Прощайте колбасные электрички. Коммунизмом почти не пахнет. Видимо за два года мы от него далеко уплыли.
После референдума Борис темп держит и рвётся к новой конституции. Демократические партии его поддерживают, хотя правительство по прежнему им отказывает и в информации, и в помещениях, и в финансировании.
30.05.93г
Дней пролетает череда,
Я суечусь туда-сюда,
А зачастую бег на месте.
Вокруг, как куры на насесте
Кудахчут, но яиц не жди,
И всё у них плохи вожди.

Не ощущая вкус свободы,
Страшась гнетущей нищеты,
Забыв полёт своей мечты,
Былой тюрьме слагают оды.
Мол там и сытно, и тепло,
И в дождь над нами не текло.

Едва горит огонь свободы.
Как тяжело будить народы
От векового забытья.
Не докричусь, но должен я.

Борис решился разогнать Верховный Совет и съезд народных депутатов. Прошло десять дней и, по моему, переворот удался. Провинции больше думают о новых выборах чем о восстановлении власти Хазбулатова, но всё ещё зыбко и ненадёжно.
02.10.93г
По воде студёной жёлтый лист плывёт,
Ни какой Будёный вдруг не оживёт.
Истекает время крови и невежд.
Прорастает семя счастья и надежд.

В начале первого ночи в районе Севастопольского шоссе прогремела автоматная очередь. Комендантский час. Наверно ОМОН упражняется. Спите спокойно мирные граждане. Чрезвычайное положение продлили до 18 октября. Ещё один путч удалось подавить почти чудом. Демократия 03.10. и 04.10. наделала массу глупостей, но большевики, даже с такой форой, не смогли выиграть. Идёт разгон советов и компартий. Вступили в эпоху демократической
диктатуры.
10.10.93г
Антиваршавянка
Отречёмся от старого мира,
Отряхнём его прах с наших ног.
Будем верить в златого кумира,
Восстанавливать царский чертог.

В ночь на 4 октября по призыву Гайдара к Моссовету не пошёл из-за бессмысленности безоружного выступления, но с утра по приказу политсовета с группой соратников простоял около него до 19 часов. К утру было уже ясно, что армия на нашей стороне, но ночью так не хватало вооружённой гвардии очкариков-демократов. Как надоело быть безоружным на прицеле у краснокоричневых! От стрельбы стремительно перешли к предвыборной компании, которую благополучно завалили (имею ввиду наш блок — Новая Россия ). не смогли собрать 100 тысяч подписей. Гдлян считает, что конкурент (Выбор России), пользуясь своими возможностями, оттеснил нас, но то что партии нашего блока безобразно провели сбор подписей, это тоже факт. Когда сдавали подписи, видел вблизи Бабурина, перекинулся парой слов с Жириновским, слегка попрепирался с председателем избирательной комиссии Рябовым, он недалёк и злобен. Не спал две ночи подряд, но благодарен судьбе за то, что не проспал интересные события начала политической борьбы в демократическом обществе.
21.11.93г
Спасибо, некогда скучать,
Мои дела клубятся роем
И так у всех, и мы построим,
Но опасаюсь одичать.

Стихи забросил, не пишу,
Читаю в метрополитене,
И в этой тяжкой перемене
К чудесной встрече не спешу.

Эх Женя, пророк ты фиговый. Как мерзко, как противно. Люди, люди, что же вы наделали? Мельтешение мелких политиканов и безразличие рядовых граждан увенчалось триумфом Жириновского. Слава Богу, хоть конституцию Ельцина приняли. Велика страна, много в ней озлобленных невежд и люмпенов тоскующих о прежних временах. Господи, если ты есть, дай нам силы остановить фашизм.
13.12.93г
Женщины разбудите мужей.
Мужики перестаньте ныть
Если враг у ворот распугал сторожей,
Значит надо остановить.

Значит надо в ружьё,
Значит надо в поход,
Если вновь за своё
Взялся враг у ворот.

Через два часа новый год Три года мы шли к новой жизни. В конце 91 го пустые прилавки, бессмысленность денег, торжество бартера и наивная надежда, что реформы быстро нам помогут. 92 год бешено взвинтил цены, но наполнил прилавки товарами. Начали поднимать головы коммуноиды. Красный Верховный Совет непрерывно атаковал президента и тормозил реформы. В 93 году рубль всё крепче стоит на ногах, советы разбиты и упразднены. Принята демократическая конституция, но много бедных и недовольных. Нижняя точка падения по моему пройдена, но тень фашизма над страной. В этом году сменил работу. Не скучаю и не жалею. Теперь многое зависит только от меня. Наша партия РСЛП, мирно растворилась, исчезла, но я вряд ли останусь в стороне от политической жизни.
31.12.93г
От бессонной пьяной ночи
Город скован тяжким сном.
Ни чего никто не хочет,
Всё потом.

Спят деревья, спят машины
И подъезды не гремят,
Мат забыв, храпят мужчины,
Жёны спят.

Одиноко бродит скука,
Ни желаний, ни забот.
Хмурым днём почти без звука
Новый год
————
Начинаем год собаки.
Хорошо б не вышло драки.
За окном август, жара и духота. В магазинах есть всё кроме очередей. У всех только одна проблема — деньги. Политический покой это реальность. Начинается оживление промышленности. Цены растут очень медленно, инфляция затухает. Оппозиция киснет, как впрочем и демократические партии. Лопнула МММ, но потрясения основ государства не произошло. Те, кто играет в напёрсток, должны расплачиваться собственными средствами. Интересно, долго ли будут помнить халявщика Лёню Голубкова и Марину Сергеевну.
Сегодня умер Инокентий Смоктуновский. Он мне близок и любим, как и великие наши покойники: Леонов и Евстегнеев. Я прожил с ними всю жизнь. Они помогли мне вытерпеть тупое коммунистическое лихолетье. Они живы во мне, но как жаль, что век их короток.
03.08. 94г
Вчера коммуноиды ничем не испугали. Их демонстрация (5 тысяч человек) по поводу принятия прошлогоднего указа №1400 о разгоне советов — полный пшик.
22.09.94г
В переплетенье дачных дел
И в суете рабочей бучи
Я не нашёл удобный случай
Про август вспомнить, а хотел.

Хотел опять, на зло врагам,
Поздравить близких с главной датой
И подтвердить, что мы солдаты,
И нам свобода дорога.

В глазах слеза и сердца стук
Воспоминанья учащают.
Бесплатно нас не угощают,
В трудах не покладаем рук.

Но вера крепнет день ко дню,
Не двинем к старому причалу
И коммунойдов одичалых,
Как муху нудную, гоню.

На сегодня у демократов есть три варианта участия в предвыборных блоках: Явлинского, Шапошникова — Яковлева и Гайдара. У Гайдара шансов победить мало из-за неприязни большей части населения. Шапошников — Яковлев- бывшая номенклатура, вросшая в новую власть. Хотя обоих ценю и уважаю, надоело выбирать первых секретарей. Явлинский умен, не замаран и имеет влияние в массах.
29.10.94г

Кипит в клубке противоречий
В который раз младая Русь.
Со всех сторон статьи и речи,
И я ни в чём не разберусь.

Ворчит народ — медведь в берлоге,
Взвывает власть её любить.
Во все концы ведут дороги,
Путеводитель где добыть?

Грозится Лебедь хриплым басом,
Шипит Бабурин из угла.
Иной гордится русским квасом
И славит прошлые дела,

Иной пугает полным мраком
И бесполезностью потуг.
И снова лебедь спорит с раком,
И снова щука им не друг.

Этот новый год тревожный и грустный. Он пугает войной и кровью и не обещает ничего хорошего. В моей сознательной жизни это первый случай. Грозный штурмуют наши ребята и гибнут в горящих танках. В голове сумбур.
И Россию надо беречь, и убийства надо остановить.
03.01.95г

Танки в городе без пехоты,
Броневые могилы горят.
Танки в городе без пехоты
Под огнём ни в перёд, ни назад.

Дураки дотянулись править,
Дураки не умеют творить.
Им на смерть пацанов отправить
Всё равно, что стакан допить.

И отправили, и забыли,
И планируют новый бой.
Алой кровью асфальт омыли
Мой мальчишка, мальчишка твой.

Плач Россия, твои герои
Под командой тупых скотов.
Завтра Грозный, как крепость Троя,
Новый штурм отразить готов.

На днях, в гостях у дочери познакомился с девушкой японкой. Она изучает русский язык и литературу, и приехала к нам на стажировку. В Москве уже четыре месяца и свободно говорит по русски. Как легко и просто было общаться и понимать друг друга. Видимо, чем интеллигентней собеседник, тем легче общение и меньше предвзятости. Земля маленькая, живём рядом, и только
невежество мешает жить дружно. У них, оказывается, тоже есть и воробьи, и вороны.
05.01.95г
Сегодня получил письмо от Пети из Израиля. У него, слава богу, всё хорошо. А у нас надвигаются большие неприятности. Президент пьёт, бюрократы обнаглели, Паша Мерседес глумится над нами, Коржаков что-то замышляет. Вот уже в третий раз прихожу к мысли, что ты правильно увёз семью за границу, а мы, видно, нахлебаемся вдоволь.
04.02.95г
Конечно Бог меня хранит,
Но по ночам Лаврентий снится.
О, как предчувствие томит.
О, как не хочется в темницу.

Я родился в очереди и думал, что умру в очереди, но пришёл 91 год. Прошло пять лет. Был на продовольственном рынке, их теперь много в Москве. Бродил между рядов вагончиков набитых всевозможной снедью и всё время не покидало ощущение продовольственных райских кущ. Мне, воспитанному с детства на доставании, пайках, заказах, отоваривании карточек, всё это кажется волшебным сном. Господи, помоги нам отбиться от коммуноидов. Пошли дикому народу нашему светлую спасительную мысль. Так не хочется красных знамён, пустых прилавков, тоскливых серых очередей, визиток, талонов.
21.01.96г
Еду на метро по мосту мимо Белого дома. Помню его вблизи в кольце баррикад в 91ом, чёрным от пожара в 93 ем, помню ослепительно белым после ремонта. Сегодня в хмуром феврале он как будто посерел, подурнел. Белый лебедь свободы превращается в рядовую контору не уважаемого начальства. Будущее нашей демократии может не состояться. Красная крыса огромная и злобная наползает на остатки наших завоеваний. Думающие люди в тревоге ищут выход, а народ опять верит сказкам красных и обещаниям бандитов рвущихся к власти.
25.02.96г
Покуда не пришёл июнь
И не обрушилась свобода,
Всё из-за бедности народа,
На опасенья просто плюнь.

Ещё сто дней и сто ночей
Свободен в мыслях, в разговоре,
Пиши в сортире, на заборе,
В МК — газету москвичей.

Понежься без очередей
Среди товаров прущих в руки,
Вникай в запретные науки,
От прошлых мерзостей седей.

Спеши промчаться по земле
Пока границу не закрыли,
Спеши души расправить крылья,
Не рвись свечой сгореть во мгле.

Стремительно идём к выборам. Все определились, всё определилось: кто вперёд, тот за Ельцина, кто назад, тот за Зюганова, прочее бледные списки.
05.06.96г
Пошли нам удачу Господи
Удачу, хотя бы одну.
Пошли нам удачу Господи,
Ведь мы искупили вину.

Ты проклял нас за безверие,
За зависть, за тягу к вину,
И трупами выстелил Берия
Несчастную нашу страну.

Всё в прошлом. Душой искалеченной
Мы стали тебя принимать,
Но к ране, ещё не залеченной,
Бесовская тянется рать.

Мне смерть не страшна на площади,
Мне страшно за мир, за страну.
Пошли нам удачу Господи,
Удачу, хотя бы одну.

Вот и выборы прошли. Два тура вымотали душу и отняли много сил, но я счастлив. Мы достигли главной цели — отбились от красного нашествия. Свершилось чудо. Президент воспрянул из алкогольного бреда и убедил народ снова ему поверить. Большинство пришло к урнам и сказало нет коммунистическому раю. В эту трудную пору мы не озлобились, не отчаялись, не пали духом, честно боролись и даже не поняли сразу, что пришла победа.
04.07.96г
Тихо в городе, тихо в груди,
Неподвижно, как водка в стакане.
Мы в отгуле, в засаде, в капкане,
Мы не ленимся, зря не суди.

Налетела свободы волна,
Подняла нас, на миг окрылила
И отхлынула, словно забыла,
Но когда-то вернётся она.

Мы ещё полетим, поплывём,
Пенный гребень опять оседлаем,
Довоюем, допьём, дожелаем.

Тихо, пасмурно в сердце моём.
Воет ветер и кружит пурга.
Ни друзей не видать, ни врага.