Алкогольная трилогия

Спирт
Производят много всяких спиртов с разными свойствами, но они в основном интересуют только специалистов. Обычным людям ближе и родней этиловый спирт, химическая основа веселья и удовольствия. Я тоже не исключение и тяга к этанолу у меня в крови. В СССР легально купить этиловый спирт было невозможно, но многие не только знали его запах, но хорошо помнили и ценили его вкус и крепость.
Употребление неразбавленного спирта занятие примитивное, грубое, оправдываемое только сложными обстоятельствами, необходимостью быстро согреться или отсутствием воды. Вам наверно известно, что водка состоит из двух частей спирта и трёх частей воды с различными вкусовыми добавками. После срочной службы в армии я долгое время работал во НИИ химического профиля, где тесно контачил с различными реактивами, в том числе и с этиловым спиртом. Мне даже удалось изобрести водку «Стандарт», качество которой высоко оценили крупные специалисты в области потребления горячительных напитков. Водка «Стандарт» готовится очень просто с минимальным количеством вкусовых добавок, что важно для организации срочного застолья. Для её приготовления к 200 мл этанола приливают 300 мл воды, в которой предварительно растворяют чайную ложку сахарного песка и четверть чайной ложки спиртового 9% уксуса. Полученный напиток не отличим по вкусу от обычной магазинной водки. Трудозатраты минимальные и все довольны.
Когда с друзьями собирался на подлёдную рыбалку, то для сугрева брал с собой специальный зимний напиток, который готовился быстро и просто, а действовал мощно. В спирт перед стандартным разведением добавлял немного молотого, красного, жгучего перца. Жгучий вкус напитка в мороз всеми только приветствовался, но во всём надо знать меру. Как-то я перестарался с перцем и коэффициент жгучести напитка вырос настолько, что почти невозможно было его пить даже закалённым ледовым бродягам. Когда друзья в очередной раз опорожняли свои ёмкости, вал матерных выражений обрушивался на меня. Понимая всю справедливость народного гнева и чувствуя это и своими внутренностями, я только грустно улыбался им в ответ.
А какое чудо, великолепный новогодний напиток! Может я его придумал, может кто подсказал, не важно. Важно его действие на тела и души. Обычно за новогодним праздничным столом пирующие задерживаются до двух, трёх часов ночи. Даже неоднократное отвлечение на танцы не помогает продлить празднование. Народ раскисает и постепенно погружается в дремоту. Но если на столе вместо всяких водок и коньяков стоят бутылки с новогодним напитком, есть гарантия, что вы будете провозглашать тосты, танцевать и веселиться до самого утра, а потом провалитесь в глубокий сон часов до трёх дня и, проснувшись, не почувствуете ни каких признаков похмелья. И ещё. По работе мне с коллегами часто приходилось погружаться в летнее пекло Южного Казахстана. Порой, если там собирались выпить среди дня, когда просто выйти на улицу почти подвиг, новогодняя настойка была нашим спасением, не позволяя раскисать и выпадать в осадок. Так что же это такое? Да всё элементарно. Берём 50 грамм чая (раньше он продавался в бумажной упаковке в виде кубика, ровно такого веса), завариваем его в литре кипятка и после остывания разбавляем им спирт вместо воды. В полученном напитке выделенный из чая танин бодрит и вдохновляет, позволяя и ночью не дремать и в жару не расклеиваться.
Конечно, вышеперечисленные скороделки значительно уступают по вкусу и великой Солоухинской настойке со стручком жгучего перца и надрезанной долькой чеснока, и приятной клюквенной настойке, и тем более настойке с молоком и лимоном, которую можно пить в любых количествах, почти не пьянея. Когда в запасе было несколько дней, я обязательно готовил одну из них для своего и общего удовольствия.
— Всё это замечательно, — скажете вы, — но откуда у вас спирт? —
Эх молодёжь, молодёжь! Откуда вам знать основной принцип жизни в СССР — что охраняешь, то и имеешь. Если работаешь, например, на цементном заводе, значит тебе доступен бесплатно цемент и его составляющие, если на кондитерской фабрике, то конфеты и шоколад, а если на молокозаводе, молоко и молочные продукты. В НИИ, где мне довелось трудиться, этиловый спирт наряду с другими реактивами постоянно использовался при проведении опытных работ. А сколько его необходимо и достаточно в том или ином случае, каждый раз решал только сам исследователь.
Дружный коллектив нашей лаборатории раз, два в месяц праздничным застольем отмечал какой-нибудь праздник, очередной день рождения или другое важное событие. На закуску и подарок юбиляру мы конечно скидывались, а выпивку обязательно готовили сами, используя сэкономленные миллилитры этанола. С общего согласия для застолья был припасён набор двадцатимиллилитровых стаканчиков, чтобы не превращать праздник в хамскую попойку, ведь большинство сотрудников нашего НИИ были по российским меркам абсолютными трезвенниками. Когда началась компания борьбы за всеобщую трезвость (последняя глупая выдумка умирающей красной империи), мы упрямо продолжили застольную традицию, наливая горячительное из чайника не в демаскирующие нас стаканчики, а в чайные чашки и кружки. Даже присутствие представителя парткома, которому официально вменялось в обязанность, следить за безалкогольным характером мероприятия, не было нам помехой, ведь он один из нас и отнюдь не стукач.
Ах, как давно это было. Уничтожено большинство НИИ и наш в том числе, умерли, не оставив замены ученые с мировым именем, доктора и кандидаты — капитаны кораблей науки, плывших в океане знаний, разбрелись по свету друзья — коллеги, которые порой снятся мне по ночам. Всё позади. Организм изношенный за время длительного вынужденного общения с химическими веществами разной степени вредности, уже не имеет права принимать горячительные напитки, и только воспоминания оживляют иногда унылое пенсионное существование.
Да не в питье же дело. Какие люди! Какая дружба! Какие свершения! Мы прошли плечо к плечу трудный жизненный путь, неоднократно взбирались на вершину удачи, радовались нашим победам и не пасовали перед проблемами, а праздничные застолья всего лишь дань традиции и лишний повод для общения с друзьями.

Самогон
С самогоном познакомился ещё в раннем, раннем детстве. Случайно оказавшись на родине отчима в далёком украинском селе, я по воле случая стал участником серьёзного государственного преступления. В эпоху сталинского террора за самогоноварение можно было запросто загреметь в тюрьму. Конечно, всё обошлось, ведь крестьяне, пережившие коллективизацию и голодомор, многое поняли и многому научились, а я навсегда запомнил основные принципы самогоноварения. Нет, вы не подумайте, отвратительный вкус этой вонючей жидкости (самогон из сахарной свеклы) я ощутил и по достоинству оценил только после армии, когда с молодой женой приехал навестить знакомые края. Местные правила приличия требовали, чтобы мы навестили многочисленных родственников и друзей отчима и передали им от него привет. А это значит, надо обязательно сесть за стол, на который тут же выставлялся трёхлитровый графин самогона, а на закуску яичница с салом. И попробуй откажись выпить. Приходилось глотать и терпеть. Потом, возвращаясь назад в открытом кузове грузовика, жена ехала в кабине, на подъезде к железнодорожной станции промок под неожиданным дождём и, чтобы согреться, выпил водки в станционном буфете. Она после недавно перенесённых самогонных страданий показалась мне чуть ли не лимонадом.
Потом долгое время с самогоном не сталкивался, но однажды пришлось вспомнить давние навыки да и работа в технологическом отделе НИИ значительно их дополнила. Дело было так. Летний отпуск с семьёй проводил на даче в дальнем Подмосковье вместе с семьёй Иры, сестры жены. Её муж, Рудольф, человек весёлый, но пьющий, страдая от алкогольной засухи, в укромном уголке веранды в большой кастрюле приготовил брагу и каждый раз, перед тем как сесть за стол, зачерпывал и выпивал кружку, другую. Всё бы хорошо, но аккуратная жена наткнулась на кастрюлю с какой-то непонятной жидкостью, выплеснула её и залила кастрюлю мыльной водой, чтобы та отмокла. Рудя по привычке перед обедом зачерпнул кружкой эту гадость и залпом выпил. Что было потом, не выразить словами. Немного успокоившись, он стал жаловаться мне на непреодолимые трудности. Мол, брагу он подготовит, а получить самогон не в чем. Нет перегонного куба, нет холодильника, а если бы и был, то нет воды для охлаждения спиртовых паров.
— Рудя, — улыбнулся я, — ты обратился точно по адресу, где тебе помогут, ведь перегонка одно из составляющих моей специальности. Запросто из подручных материалов сооружу тебе самогонный аппарат, но чур, пробовать конечный продукт будешь сам, он мне заранее отвратителен. Тут же взялся за дело. Огляделся по сторонам. Вот пятилитровая скороварка, подойдёт для браги. На штуцер парового клапана на крышке скороварки одену силиконовый шланг и выложу его в длину ванной до верха наполненной водой, ванна с водой для полива огорода всегда стояла у нас во дворе. Эта комбинация запросто заменит обычный металлический холодильник с проточной водой. Всё, самогонный аппарат практически готов. Остаётся только заполнить скороварку созревшей брагой и развести под ней небольшой костёрчик. Здесь главное не переборщить с нагревом. У моей конструкции, как и у многих современных самогонных аппаратов, один существенный недостаток, маловат внутренний диаметр штуцера отводящего спиртовые пары. Известно, что при испарении одного литра жидкости образуется кубометр пара и малое сечение отводящей пары трубы при сильном нагреве приводит к перебросу браги в сборник самогона (ох, что-то я увлёкся техническими подробностями). Когда брага созрела, собрал аппарат, наладил процесс отгонки, Рудольф распробовал конечный продукт, был доволен и благодарен. И опять долгое время даже мысль о самогоне меня не посещала.
Как-то собрался мой близкий друг Генадий поменять обои в своей комнате. Позвал меня и мы с ним ловко и дружно, быстро справились с этой задачей. Потом, как положено, он накрыл стол и вместо водки выставил бутыль самогона.
— Нет Гена, я самогон пить не буду, у меня стойкое отвращение к этому продукту. Один запах чего стоит, а вкус ещё хуже. —
— Не болтай чепуху, — рассердился Генадий, — это пшеничный самогон, в нём нет сивушных масел, а по вкусу он, как посольская водка. —
Я конечно не поверил, но глотнул. И что же? Оказалось, что всё правда и самогон по вкусу был на уровне дорогой посольской водки. Извинился, похвалил продукт и записал рецепт: В 20 ти литровую стеклянную бутыль засыпаем два килограмма зерна ( не мытого, так как в пыльце на зёрнах дрожжевые бактерии) и заливаем водой с разведёнными в ней двумя килограммами сахара, так чтобы вода на два пальца была выше засыпанной пшеницы. Ставим в тёмное место и ждём пока не начнётся брожение, при котором от пшеницы начинают всплывать пузырьки углекислого газа. Затем доливаем бутыль доверху водой с растворёнными в ней ещё двумя килограммами сахара, не доливая до верху на ширину ладони. Через восемнадцать дней брага готова и из неё простой перегонкой получают замечательный продукт. Можно снова залить в бутыль воду с четырьмя килограммами растворённого сахара и через двадцать дней брага готова, можно и ещё раз, но вкус уже будет не тот. Теперь в интернете тьма рецептов браги из пшеницы, а тогда это было открытие века. На работе я так расхваливал вкусовые качества необычного самогона, что ребята вдохновились и получили такой же в лабораторных условиях. Мы потом с удовольствием употребили его на очередных лабораторных праздниках. Больше с самогоном я не встречался и думаю, что уже никогда не встречусь.
Для кого же я пишу свои рассказы про спирт и про самогон? Ну конечно для нормальных людей, смысл жизни которых не умещается в двух словах: добыть и пропить. Регулярно пьющие вызывают у меня отвращение, я и себя пьяного не люблю. Да, в праздник пусть вино рекой, тосты, поздравления, танцы до упада, на то и праздник. А если каждый день,в любом количестве, любого питья, не обращая внимания на вкус и запах, лишь бы забирало, то в итоге крах личности, крах жизни, а бывает и мучительная смерть от случайно подвернувшейся отравы.

Отрава
Российские выпивохи порой пьют всякую дрянь, чтобы захмелеть. В ход идут и политура и клей БФ, и денатурат, и одеколон. В общем всё, что течёт и чем-то напоминает спиртное. Помню, перед армией продвинутые в этом деле пацаны уговорили меня хлебнуть одеколона, мол и вкус приличный, и забирает здорово. Попробовал. Фу, гадость! Больше никогда не притрагивался к любому сомнительному питью, да и тяги у меня к выпивке не было и нет, но это не моя заслуга, а особенности организма. Потом, после армии, когда работал в НИИ, услышал несколько историй о добровольном потреблении всякой отравы жаждущими выпивки охранниками.
Вечером, когда все сотрудники давно уже разошлись по домам, дежурный обходил четыре этажа института, проверяя всё ли в порядке. Так как запасные ключи от всех помещений были ему доступны, ничего не стоило вскрыть любую дверь и из бутылки с надписью спирт этиловый отлить себе бодрящую дозу. Конечно все понимали, кто это сделал, но не заводить же следствие. Однажды доведённый до бешенства сотрудник соседней лаборатории добавил в стоящую на виду бутылку с этанолом дозу слабительного. Эффект был ошеломляющий. Утром уборщица обнаружила характерный след от двери той лаборатории до туалета.
Но это цветочки, а были и ягодки. Очередной охранник то ли по ошибке, то ли по неграмотности утащил из лаборатории бутылку метанола и от широты души предложил трудившемуся рядом полотёру разделить с ним выпивку. Выпили они по стакану и разошлись по своим делам. Охранник, естественно вскоре скончался, а полотёр, как ни в чём не бывало, продолжал трудиться. Мужик был крупный, крепкий, но не в этом дело. Немного раньше он умудрился добыть и употребить пол стакана этилового спирта и это спасло ему жизнь.
Как-то вечером запоздавшие снабженцы привезли бочку дихлорэтана. Все уже разошлись, склад давно закрыт и пришлось оставить бочку в фойе рядом с будкой охранника. Всю ночь дежурный с сомнением поглядывал на бочку: -Дихлорэтан, дихлорэтан. Это они специально мне наврали, чтобы я не поживился. Ишь, дурака нашли. Меня не проведёшь. —
Под утро он вскрыл бочку и изловчившись отлил себе порцию в подвернувшуюся тару.
— Ну неужели он не почувствовал этот отвратительный запах?! Ох жадина! Ох невежда! —
Сменился, пришёл домой, за завтраком выпил стаканчик дихлорэтана, сел перед телевизором и так, сидя, и умер.
Когда судьба свела меня с химиком Валерой, я сразу заметил три главные его особенности: он был талантливым, творческим специалистом, абсолютно невоспитанным диким индивидуумом и человеком с чрезвычайно завышенной самооценкой, что порой мешало в работе и ему, и коллегам. Но я не об этом. Валера очень ценил алкогольные свойства изопропилового спирта, хотя имел свободный доступ к этиловому. Своё влечение он объяснял так: — Раз выпил и целую неделю ходишь пьяный. Если идёшь в поход на несколько дней, не надо тащить на себе килограммы этанольной выпивки, достаточно чекушки изопропилового спирта. — Всё может быть и так, я не пробовал, но до сорока пяти лет Валера не дожил.
Последнее время наше руководство пытается непрерывным повышением цен на спиртное оградить население от пьянства, но кто пил тот и будет пить. Если водка недоступна, то можно изготовить самогон, а если некогда и жажда мучает, то подойдёт любая текучая дрянь, лишь бы забирала. По моему такое положение никому не выгодно. Продажи легальной водки падают, объём налогов с продаж сокращается, а всякая отрава убивает и убивает так нужных стране работников. Может лучше продавать дешевую водку, которая поможет пополнить дырявый бюджет и, главное, спасёт жизни этих наивных бедолаг.

Послесловие
В прошлый понедельник умер Рудольф, отказало сердце. Инфаркт на фоне похмелья. В гробу лежал со спокойным просветлённым лицом, словно спал. Я так и не почувствовал в нём мертвеца. В эту зиму мы почти не виделись, он непрерывно пил и скандалил. Мне ещё осенью показалось, что Рудя на пороге отбытия. В конце прошлого лета, на даче у него было последнее просветление и Рудольф, как будто предчувствуя скорый финиш, торопился достроить заднее крыльцо. Мы дружили в молодости и если отделить его от вина, он был хорошим парнем. Ирина никак не может прийти в себя, а закадычный дачный друг и собутыльник, Васька, как узнает, будет плакать. Лучших моих друзей убивает вино: Генка Рыжий в больнице, Слава с двумя инфарктами рассыпается на глазах, Володька непрерывно пьёт, Колька, хлебнувший вина с клофелином, теперь инвалид, гниют отмороженные руки. Они ни чем не хуже меня: Рудольф ребёнком пережил блокаду, Генка — безотцовщина, тоже горя хлебнул, Славка мучился в послевоенной армии и потом мотался по всему Союзу, Володька, голодая, пробивался к высшему образованию, да и сколько в России таких. Господи, если ты есть, почему из всей нашей компании только меня отгородил от пьянства!?

Грустная история
Я был бескрайне молод, молод,
А дни бежали чередой,
Меняя часто жар на холод,
А холод на июльский зной.

Всё вечно, прочно, постоянно,
Как неизменный шар земной,
Но первый друг свалился пьяный
И удалился в мир иной,

Ещё один, вино добило,
За ним отправился вослед,
Ещё один лишился силы.
А я, истратив много лет,

Вдруг обнаружил, что старею
И даже средства не имею,
Чтоб бег годов остановить.
Ну, разве только взяться пить.
***