Вера

…Людям всегда нравились простые ответы на сложные вопросы. Отсюда и неизменный успех различных религий, всё объясняющих деяниями высших сил. Воспользовались тягой к простоте и лидеры большевизма. Они предложили простые и ясные решения сложнейших экономических и политических проблем России: Уничтожить богатых, национализировать богатства, работать сообща, платить всем поровну. В общем, фабрики рабочим, земля крестьянам, братство, равенство и всеобщее благоденствие. Сейчас понятно, что это примитивный обман, использованный кровавыми демагогами для захвата власти, но в начале прошлого века он увлёк не только миллионы неграмотных бедняков, но и многих интеллектуалов.     …Прошло 70 лет. Прекрасные фантазии и иллюзии рассеялись, как дым, а неэффективная система хозяйствования довела красную империю до полного краха.

…После августовской 91года революции, вышвырнувшей на помойку коммунистическую идеологию, в стране образовался некий вакуум. Идеи народовластия и свободы не смогли его заполнить, отступив под напором религиозных догм и постулатов. Слова демократия и либерализм стали ругательными, а шеи большинства россиян украсились нательными крестами. Даже наши руководители, недавние партработники, быстренько научились правильно креститься и держать свечку. Конечно, настоящих верующих, как и было, совсем немного, а остальные просто сочувствующие, верящие в то, что не изучали, не читали, то есть в лозунги и заголовки, лишь бы заполнить пустоту в душе.

…Мои родители, ровесники октябрьского переворота, с верой разминулись, и я вырос в атеистической среде. Когда случалось бывать в церквях, превращённых то в склад, то в кинотеатр, ни смущения, ни трепета не испытывал, да и откуда им было взяться, если всё моё религиозное образование состояло из сказки о попе и работнике Балде. Помню, мы ещё жили в коммуналке, у моего друга из соседней комнаты была верующая бабушка, у неё даже икона в углу висела.  «Бабушка, бабушка, — приставал к ней внучек-пионер, — что же ты готовишь на газу, ведь, он прямо из под земли, из ада, адское пламя»?

Бабушка, нисколько не смущаясь, но немного сердясь, резко и прямо отвечала: — «Ты ещё жопой мелко плаваешь, чтобы о Боге рассуждать». Мы, его друзья, стояли рядом и только фыркали, понимая явную слабость бабушкиных возражений.

…Шли годы. В душе бушевала поэзия, а голову занимали великие мысли: — «Как облагодетельствовать человечество или, как минимум, отечество».  Я пребывал в твёрдой уверенности, что любая религия это сказка для рабов, чтобы не роптали, не завидовали богатым и старательно на них работали, ожидая за это в будущем райского блаженства на том свете.

…-«Ну, уж дудки, — думал я, — на эту удочку вам меня не поймать». В голове навечно засели гордые строчки из букваря: — «Мы не рабы, рабы не мы». И   правда, рабом мне быть не довелось, хотя как посмотреть, ведь большевистская идеология требовала другими словами того же, обещая в  награду вместо рая безмерную щедрость грядущего коммунизма.

…Как-то, в который раз, нас, молодых сотрудников НИИ, отправили на овощную базу, перебирать тухлый лук да гнилую картошку. Энтузиазм в  вонючий, сырой ангар овощехранилища почему-то не заглянул, и трудились мы медленно, вяло, а точнее, просто тянули время. Кто-то из местных настучал и нагрянул сам директор базы. Он, не выбирая выражений, стал громко гневаться, требуя высокой производительности и прилежности. Толстая его физиономия кровью налилась, глаза молнии мечут. Змей Горыныч да и только. Пламенная речь задела меня за живое и тоже захотелось высказаться, поддержать оратора.

…-«До чего народ дошёл. — Начал я сердито и уверенно. – Раз прислали, так работай, старайся. Вот рабы нерадивые, не хотят бесплатно трудиться, капризничают, совсем обнаглели, а ещё комсомольцами называются». Начальник сначала согласно мне кивнул, а потом вдруг побелел, кулаки сжал, резко повернулся и ходу. Не понравилось что-то.

Такие эпизоды, а случались они довольно часто, постепенно разрушали, созданный агитпропом чудесный образ единственного в мире государства рабочих и крестьян. Из-за него всё явственнее вырисовывалась злобная рожа бюрократической диктатуры. Реальная жизнь отрезвила и освободила от коммунистической идеологии, наполненной, как и все религии, набором красивых сказок и благих пожеланий. А с Богом я подружился.  Ни что так не сплачивает, как общий враг.

Тучи чиркают по крышам,
Дождик льёт за воротник.
Я ворчу. – Нельзя ли выше?
Бог в ответ. – Терпи старик.
Эти страсти и напасти,
Это скопище дождей
Направляю против власти
Маразматиков – вождей.

 
Благодарственная молитва.
Благодарю великий Бог
За то, что я хотел и мог,
За то, что вижу белый свет,
За то, что в сердце злобы нет,
За то, что верю и люблю,
За то, что ночью крепко сплю,
Не обманул и не украл,
За знаний крупный капитал,
За невеликие грехи,
За то, что я пишу стихи,
За то, что в силе и уме,
И рад и лету, и зиме,
За то, что лёгок на ходу,
За то, что я врача не жду,
Не ныл, не спился, не скучал,
За то, что я тебя встречал.

———

…А однажды, случилось это в 96 году даже молитву – просьбу сочинил, так припекло.

…На носу выборы президента. Рейтинг Ельцина почти у ноля, а коммунисты уже оправились после октябрьского 93 года нокаута и жаждали реванша. Яростно критикуя власть за многочисленные промахи и просчёты, они быстро увеличивали свою популярность. Дядюшка Зю, так мы между собой величали Зюганова, имел все шансы занять президентское кресло.

…Запахло 33тим годом. Неужели опять в красную казарму? Неужели опять железный занавес, очереди, дефицит, тошнотворная ложь пропаганды и новый Гулаг? Что делать!? Как отбиться от второго нашествия красной чумы!?

 

Господи! Помоги!

Пошли нам удачу Господи,

Удачу, хотя бы одну,

Пошли нам удачу Господи,

Ведь мы искупили вину.

Ты проклял нас за безверие,

За зависть, за тягу к вину,

И трупами выстелил Берия

Несчастную нашу страну.

Всё в прошлом. Душой искалеченной

Мы стали тебя принимать,

Но к ране, ещё не залеченной

Бесовская тянется рать.

Мне смерть не страшна на площади,

Мне страшно за мир, за страну.

Пошли нам удачу Господи,

Удачу, хотя бы одну.

——

…И случилось чудо. Враг, ещё вчера свирепый и громадный, вдруг отступил и съёжился до размеров комнатной собачки.

…Прошло много лет. Теперь задачи стоящие перед страной, хотя и велики, и сложны, гораздо проще проблем девяностых и просить вмешательства высших сил как-то неудобно. Надо справляться самим. Думаю, у нас получится.